Вверх страницы
Вниз страницы

Книга легенд Анемоса

Объявление


Здравствуй, скиталец!

Ты очутился в волшебном мире. Здесь звенят мечи и щиты, старательно выводя известный только им музыкальный ритм. Здесь маги и чародеи - вещь обыденная, а цивилизация - редкость. Здесь живут люди и эльфы, гномы и тролли, полурослики и гоблины, которые не только верят в сказки, но и сами являются их частью. Остановись, путник! Осмотрись! Поброди по скромным деревенькам обжитой Нелтории и изумрудным лесам дикого Дубоземья, отведай рахат-лукума в таинственной Мирре и экзотических фруктов на тролльих островах Нама-Нама, посети город магов в блистательной Санрике и Огненные Врата в суровом гномьем царстве. Почувствуй вкус приключений! Бери в руки меч, кинжал или посох и вперед!
Стань частью Анемоса! Мир приключений ждет тебя!

Правила форумаБиблиотекаО миреСписок ролейШаблон анкеты


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPLYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книга легенд Анемоса » Время для героев » А в порту цветет миндаль...


А в порту цветет миндаль...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Временной промежуток:
16 число 7 месяца 1020 года.
Участники:
Аарон Неварро, Яков Тарон. Позже присоединяется Ларвэль Келор.
Место действия:
Каса Солар. Зимний королевский дворец. Бальная зала.
Завязка:
По случаю прибытия делегации из Нелтории в столице западного королевства, Каса Солар, был устроен, согласно всем традициям, торжественный прием. На этом приеме было суждено познакомиться Великому Инквизитору и кронпринцу Санрики, отношения между которыми не заладились с самого начала.

0

2

Мать Аарона, светлейшая королева Анхель, настояла на кратковременных каникулах сына, и ей, естественно, не смогли отказать в любезности. Первым же кораблем, принадлежащим одному из влиятельных торговых принцев, наследник престола, не особо утруждая себя в сборах, отправляясь налегке, двинулся с острова магов в столицу, всю дорогу пребывая в дурнейшем расположении духа и действуя на нервы своим гвардейцам. Вообще, избалованный принц и раньше был не очень любезен в отношении со своими слугами и телохранителями, но сейчас он практически издевался над ними, и, видит Нелтор, они еле сдерживались, чтобы не сомкнуть руки на его цыплячей шейке. А капризничал молодой Неварро потому, что возвращение домой не очень будоражило или радовало его, поскольку обучение в Коразон де Педерналь и относительно независимая и свободная жизнь нравились ему куда больше, чем уже успевший приесться дворцовый быт. Товарищи-студенты не понимали его недовольства, ведь принцу, величайшим позволением Ложи, разрншили сняться с занятий и отправиться на несколько недель домой, и, кроме того, перекроили все его расписание, чтобы юный маг не упустил никаких занятий. Приятели завидовали - кто-то скрытно, кто-то открыто, что, в обоих случаях, очень сильно раздражало Аарона. Сложно было втолковать им, что жизнь во дворце крайне однообразная и скучная - большинство из молодых магов росли совершенно в иных условиях - дикая птичка никогда не поймет домашнюю любимицу, и наоборот.
Когда вечером пятнадцатого числа юный принц наконец предстал перед очами матери и получил от нее свой нежный поцелуй в лоб, он хотел было уже начать ворчать и препираться, но спесь как ветром сдуло, едва лишь он увидел её грозное выражение лица, с которым лучше было не спорить. Оказалось, королева-мать очень хотела, чтобы молодой принц присутствовал на торжественном обеде, который был организован по случаю прибытия высочайших гостей из Нелтории. На вопросы сына о цели их визита она прямо сказала, что это не его ума дело, однако они оказывают ей и Санрике очень большую услугу, а потому им следует оказать должное уважение, и отсутствие наследника правящего рода на этом приеме, по мнению Анхель, было бы очень бестактно. Аарон нервно посопел, покидал недовольные взгляды и повздыхал, но, что было очень дальновидно, спорить с матерью не стал. И на следующий день, одетый с иголочки по последней санрикийской моде - ярко-синею подпоясанную рубашку эльфийского шелка и темно-синие атласные узкие брюки и бардовый жилет - он ожидал гостей в тронном зале, стоя по правую руку от трона, на котором восседала мать и прямо за торговыми принцами, которые стояли, разнаряженные, словно павлины, стройным рядком перед троном. И каково было удивление принца, когда он узнал, что возглавляет делегацию из Нелтории сам Великий Инквизитор, Яков Тарон. Видеть этого человека принцу раньше не доводилось, но слухи о нем он знал. И страшился их.
Когда официальная часть приема закончилась, герольд представил всех, кого только можно и нельзя, все удалились в обеденную залу, и начался шумный званый ужин, на котором собрался весь свет Каса Солара. В общем шуме Аарон услышал краем уха, как один из торговых принцев, что был из народа полуросликов, шепотом выражал его матери неудовольствие от присутствия этого гонителя нелюдей при дворе. Однако Анхель даже не изменилась в лице и попросила мастера Бэгшота воздержаться от личной неприязни и подумать об интересах государства. Мастер Бэгшот извинился и удалился, эти слова на него подействовали. Но они совершенно не подействовали на Аарона, который свое недовольство не выражал вслух, но то и дело бросал очень злые взгляды на инквизитора. Аарон, наверное, просидел бы так молча и насупившись весь вечер, однако к нему подошел церемониймейстер и сказал, что принцу и Великому Инквизитору надлежит познакомиться лично. Парень бросил полный надежды взгляд на мать (не идти же к этому страшному человеку одному?), но та вела неспешную беседу с каким-то высокопоставленным нелторийским священником. Вздохнув, он отправился за церемониймейстером, который вел его к Якову, стоящему поодаль и явно предупрежденному заранее о том, что сейчас ему на растерзание приведут принца.
- Милорд Великий Инквизитор Нелтории Яков Тарон, перед вами Его Светлость, кронпринц Санрики, Аарон Неварро. - торжественно объявил церемониймейстер. - Её Величество настаивала на вашем более близком знакомстве.
И с этими словами старый церемониймейстер шустро куда-то удалился. "Как крыса с корабля" - мелькнуло в голове Аарона.
- Я маг, - в слух и довольно резко сказал Аарон, не очень глубоко поклонившись Якову. Он решил сразу поставить все точки над i. И сделать их как можно жирнее. - Надеюсь, вы прибыли сюда не для того, чтобы предать меня огню.

+3

3

Великий Инквизитор не любил покидать Нелторию, особенно на длительные сроки. Он привык контролировать всё и вся, а издалека делать это становилось значительно труднее. Однако сейчас ситуация в Санрике однозначно требовала его присутствия, и Яков вынужден был временно передать свои полномочия доверенному помощнику и отправиться в путь. В этой порочной, погрязшей в ереси стране (да-да, именно так инквизитор думал о Санрике) он не был почти десять лет и не стремился наносить повторный визит, если бы не письмо королевы Анхель, с которой он поддерживал переписку все те годы. Они не были добрыми друзьями или тем более любовниками и переписывались сугубо на деловые темы - коих, надо отметить, всегда хватало. Порой инквизиция сталкивалась с чем-то совершенно новым, а кто мог лучше рассказать о магах, если не сами маги? Сотрудничество было взаимовыгодным, ибо злая магия являлась злой магией даже в терпимой к этому Санрике, и в таких случаях Яков по просьбе королевы отправлял ей своих людей. Они всегда возвращались с победой. Всегда. Но не в этот раз.

Первое тревожное письмо королевы пришло Якову около четырёх месяцев назад. Анхель высказывала опасения, что на севере её страны завёлся некий могущественный маг, чьи бесчинства вызывают беспокойство у местных жителей. Тогда Яков лишь пожал плечами и спокойно отправил в Санрику небольшой отряд инквизиторов. Все его воины были опытнейшими охотниками, как и он сам, не знающими пощады и усталости в своём стремлении найти и покарать зло. О каждом своём шаге они докладывали Якову, осознавая, что действуют практически тайно и на чужой территории. Однако через три недели они пропали - от них не было вестей, а высланные Анхель разведчики вернулись ни с чем. Отряд отборных инквизиторов просто растворился где-то на окраинах Санрики. Такое случилось впервые, но Яков не особенно напрягся. Да, в Санрике инквизиторы погибли первый раз, но в Нелтории это происходило чаще. Он всего лишь направил туда ещё один отряд, который чуть укрепили воины Анхель. И все они вновь пропали. Встревоженная ещё больше, королева высказала предположение, что на севере орудует целая банда магов - причём весьма хорошо организованная. Яков думал о том же, но он-то знал, что никакая банда не сможет просто так погубить целый отряд инквизиторов Нелтории. Похоже, им вновь бросило вызов нечто, с чем ранее они не сталкивались.
Осведомлённые о случившемся инквизиторы сами вызывались добровольцами, чтобы отбыть в Санрику. Яков сомневался, но в итоге всё же отправил их туда. Чуть позже он узнал, что Анхель предлагала их командиру взять с собой хотя бы двух опытных магов, чтобы те на месте могли разобраться в происходящем, однако инквизитор категорически отверг предложение. Тогда Яков был на его стороне, но весть о пропаже и третьего отряда заставила его пересмотреть свои взгляды на происходящее.
Никто не имел права так легко и беззаботно, будто издеваясь, убивать его людей. Никто - и ничто. Пусть даже сама Пустота приползла в Санрику и поглотила вставших на её пути инквизиторов, она не останется безнаказанной. И Яков, собрав самых лучших своих воинов, отправился в путь.

Санрика встретила Великого Инквизитора жарой, влажным ветром с моря и удушающим запахом рыбы, который по его прибытию в зимний дворец королевы сменился не менее удушающим ароматом цветов. Разумеется, сразу побеседовать с Анхель не получилось. Если Санрика и Нелтория и были чем-то похожи, то это что-то - в первую очередь целый свод правил придворного этикета. Впрочем, Яков не торопился, он знал, что наскоком редко удаётся что-либо решить. В его свите были не только воины. Даже в основном не воины. Священнослужители, прислуга, шпионы под видом священнослужителей и прислуги - именно последние незаметно растворились на улицах Каса Солар и в замке, чтобы позже поведать Якову, чем нынче дышит Санрика. Он всегда держал руку на пульсе, а в чужой стране это требовалось вдвойне.
Особенно когда рядом дочь. Ева просила инквизитора взять её с собой, и он не отказал ей. Надо же девочке увидеть мир, пусть даже сейчас он будет представлен одной Санрикой - греховной по сути своей, но просвещённой и привлекательной во многом другом. Тем более Ева была умной и скромной юной леди, она не прикоснулась бы к тому, что противно любой воспитанной нелторийке, да и Якову было спокойнее знать, что дочь рядом. И его даже порадовало решение Евы не появляться на приёме - как удачно, никаких лишних знакомств, никаких ненужных наблюдений, как её отца избегает половина придворных и боится посмотреть в его сторону. Сам Великий Инквизитор планировал не задерживаться на пиршестве, а как можно скорее побеседовать с королевой с глазу на глаз. Однако на Анхель налагались определённые обязательства, и пока она вежливо переговаривалась то с одним высокопоставленным подданным, то с другим, Яков неторопливо обходил зал, останавливаясь только для того, чтобы быть представленным кому-либо. Это никому не доставляло удовольствия - ни инквизитору, ни его новым знакомым, ни тем более церемониймейстеру, вынужденному чаще остальных обращаться к Тарону. Но все терпели и натужно улыбались (кроме Якова, конечно), пока не настала очередь кронпринца явиться под светлые очи инквизитора.
И зачем же королева настаивала на их более близком знакомстве, зная, что её сын маг, а Великий Инквизитор... просто Великий Инквизитор, и этим всё сказано для них обоих. Он спокойно воззрился на юношу, когда тот довольно-таки дерзко напомнил ему о своих... особенностях. Яков не разозлился, не удивился и тем более не смутился - Аарон был ещё ребёнком, наполненным несомненно особыми и отличными от других взглядами на мир и максимализмом, он был магом, но не врагом, что бы он там себе ни придумал. Конечно, Яков не заключил его в дружеские объятия и не расцеловал в обе щеки, но отвечал ему вежливо и мирно. Перед ним в первую очередь стоял сын Анхель.
- Не стоит волноваться, я прибыл в Санрику с иными целями, - рядом друг с другом они смотрелись несколько странно. Нарядно одетый принц и инквизитор в чёрной рясе. Оба были из разных миров.

+3

4

Слова Якова сильно удивили Аарона. Он ожидал, что человек, которого не без причин боятся даже соотечественники, ответит куда более резко и грубо, но то, как он ответил в действительности еще больше рассердило парня, который заведомо ощетинился и занял лучшую позицию для обороны - то есть позицию нападающего. Принц несколько секунд недоверчиво смотрел на мужчину, который сейчас стоял перед ним - ничего, кроме его холодного и отрешенного взгляда не выдавало в том убийцу, у которого руки в крови собственного сына и сотен иных жертв. С осознанием этого, ненависть в груди Аарона сжала сердце еще крепче. Санрикиец и маг, он все же смог бы понять страх перед колдунами, если бы захотел. Но пытки и убийство собственного сына - этого молодой принц никогда бы не понял и не простил. Совершенно иной мир окружал его с самого раннего детства, совершенно по-иному он смотрел на жизнь. Где-то однобоко, где-то слишком предвзято, деля мир на черное и белое, но таковы прелесть и проклятия юности. И Яков Тарон, в однобоком понимании Аарона, был самым настоящим злом во плоти, ничем не лучше, а в чем-то даже и хуже мятежных разбойных колдунов.
- И с какими же целями вы прибыли в моё королевство? - чуть с нажимом и усмехаясь проговорил принц. - Получить наслаждение от того, как полурослики и эльфы, коих родственников вы отправили к Всеотцу лишь за иную форму ушей, тревожно смотрят на вас? Или купить парочку троллей-рабов, чтобы поупражняться и научиться, как сделать побольнее этой народности?
Да, Аарон теперь хамил практически в отрытую, что, вообще-то, было для него совершенно не характерно. Но ненависть, холод во взгляде Инквизитора, и, к тому же, совершенное игнорирование самого первого выпада принца, искажали восприятие принца и чувства давали волю. Он хотел вывести Якова хоть на какие-то эмоции.

+2

5

Инквизитор с некоторым недоумением смотрел на кронпринца. Если Аарон действительно желал лицезреть эмоции Якова, то его желание осуществилось - отчасти. Неужели он подумал, что Тарона можно разозлить и расстроить такими заявлениями? Крайне странно со стороны будущего короля. Странно и наивно.
- Я прибыл в Санрику, чтобы побеседовать с вашей матушкой, - тон инквизитора не изменился. А попытку Аарона предъявить свои права на страну, с большой натяжкой принадлежащую даже Анхель Неварро, он просто проигнорировал. Яков как никто иной знал, что такое власть и кому она в действительности дана. Аарон не имел к власти никакого отношения.
Наблюдать за юношей было непривычно - инквизитор успел позабыть, что такое настоящая ненависть. Из кронпринца же она буквально била ключом. Подчинённые уважали и боялись Якова - боялись в меру, конечно же. Враги боялись его во много раз сильнее. Во взгляде дочери он читал любовь и доверие. Аарон же в своей ненависти мало чем отличался от значительной части инквизиторов, в том числе от самого Якова, когда те сталкивались с еретиками, магами, эльфами и иже с ними. Понимал ли это кронпринц? Яков сомневался. Уж слишком идеалистичен тот был и наверняка считал своё мнение единственно верным.
Тарон вновь бросил быстрый взгляд на королеву. Продолжать беседу о чьей-то тревожности и троллях-рабах, силу которых с удовольствием использовали в Санрике, но не в Нелтории, он не слишком желал. Мысль же о тренировках делать больно (проводить дознание - уточнили бы в цитадели) вообще отдавала бредом. Зачем тренировать то, что и без того умеешь делать безупречно?

+2

6

Аарон, услышав туманную информацию про то, что между этим страшным человеком и матерью есть какие тайные беседы, сщурил глаза, словно дворовый кот, учуявший сметану. Кронпринц набрал воздуха в грудь и перевел дыхание, пытаясь устаканить свои эмоции, чтобы попытаться прознать чуть больше. Он не тешил себя ложными надеждами, что Яков что-то ему расскажет, более того, выставлять себя в невыгодном свете и признавать, что мать ему ничего о цели визита инквизиции так и не рассказала, было гораздо ниже высокой планки его гордости. Потому он чуть отступил и чуть заметно перевел дыхание, пытаясь смириться с осознанием полной эмоциональной глухости Якова, который, по мнению Аарона, совершенно никак не изменился в лице.
- Значит прибыли побеседовать с матушкой лично, с полной делегацией вооруженных до зубов инквизиторов и священников с толстенными священными книгами в обнимку. Неужели ваши люди не смогли уладить какую-то проблему с мятежными колдунами лично? Впрочем, дело, видимо, терпит, раз вы коротаете его за беседами с торговыми принцами и мно...
Аарона прервал церемониймейстер, который возник из ниоткуда в сопровождении черноволосой эльфийки, в которой принц моментально узнал чародейку из Ложи, леди Ларвэль Келор. Церемониймейстер, поняв, что ошибся, хотел было отвести одну почетную гостью подальше от другого почетного гостя, однако Аарон, заметивший это, поспешно вмешался.
- Стойте-стойте. Леди Келор, не составите нам с великим инквизитором компанию? Я как раз говорил о том, что неужели инквизиция на территории нашей славной Санрики столкнулась с такой проблемой, с которой разобраться сможет лишь самолично сам Яков Тарон, гонитель черных магов.
Стоило добавить, что не только черных, но любых, но Аарон воздержался. Дело принимало любопытный оборот.

+2

7

Ситуация на севере Санрики беспокоила Ложу уже который месяц. Известие о беспорядках сначала не вызвало должного опасения, но они всё же отправили туда несколько умелых магов, дабы они разведали, что да как. И ответ оказался неутешительным. У границ с Нелторией обосновалась весьма организованная шайка чародеев – это всё, что удалось выяснить. Вторая попытка тоже не принесла результатов, ибо небольшой отряд был просто не готов дать отпор мятежникам и едва не потерпел поражение. Одного из посланных колдунов потрепало так, что на бедолаге живого места не было. И Ларвэль его лично ставила на ноги, потому повезло узнать какие-никакие детали из первых уст. Но этого всё равно было очень мало, а посылать людей на борьбу с непонятно чем было бы слишком опрометчиво. Каждый толковый маг был на счету. Тогда в злачном месте просто оставили незаметную слежку. Толку от нее было мало, но пускать всё на бесконтрольный самотёк не решались. Насколько эльфийка знала, инквизиция тоже приложила свою руку к решению проблемы, но у них, кажется, тоже ничего путного не вышло. Благо, слухов нигде слышно не было. Это успокаивало душу, ибо на репутацию Академии могло лечь огромное пятно. Кто знает, где те волшебники учились колдовать...

Приглашение в королевский дворец встретили не слишком тепло. Все без намеков понимали, зачем Яков Тарон лично решил наведаться в гости к королеве, но даже так никто не горел желанием посетить прием. Во-первых, в Ложе состояли занятые люди, и не у всех было время. Во-вторых, чего греха таить, многие чародеи просто не хотели пересекаться с приглашенными гостями. Особенно – с главным. Инквизитор слыл безжалостным и бессердечным человеком, который не только отправил на тот свет не один десяток эльфов и полуросликов, но и собственными руками пытал своего сына. И, если сложить россказни в нечто единое, выходил образ редкостного душегуба, что и объясняло открытую неприязнь к главному защитнику веры. Ларвэль же находила в себе наглость и смелость уменьшать всё в десять раз. Она не знала, что об этом думают другие, но лично для нее гроза всех еретиков был не таким уж и страшным. По крайней мере, за пределами Нелтории. Или она ошибается? Но в любом случае придется ехать одной – в Академии, кажется, только она изъявила желание и готовность. Но женщине было всё равно. Она никому не пастух, а тащить кого-либо силком было бы странно.

Несмотря на то, что солнце давно уже взошло над морем, в Каса Солар всё еще было прохладно. Чародейка, стоя на балконе, зябко передернула оголенными плечами и стиснула зубы. Чужаки, прибывшие в Санрику, вызывали желание сбежать от них подальше. Не от страха, нет. От странного чувства рядом с ними. Эльфийка вежливо открещивалась от разговоров, поскольку не чувствовала тонкой связи между собой и предполагаемым собеседником. Впрочем, это не помешало церемониймейстеру увлечь ее за собой под предлогом того, что то ли с целительницей кто-то хотел познакомиться, то ли ей надо было с кем-то завести знакомство. Только дело приняло неожиданный поворот, когда ее через толпу гостей привели к самому Якову Тарону. Ларвэль порядком удивилась, однако ошибку (церемониймейстер пару мгновений выглядел слегка растерянно) исправить не удалось – принц поспешил завязать разговор.

  - С превеликим удовольствием. Надеюсь, я вам не помешала, - она неспешно кивнула и слегка поклонилась обоим в знак приветствия и уважения. Инквизитор сам по себе создавал впечатление необычного человека, потому такой хороший шанс перекинуться с ним парой слов бросать не хотелось.

Отредактировано Ларвэль Келор (11-03-2017 21:02:25)

+2


Вы здесь » Книга легенд Анемоса » Время для героев » А в порту цветет миндаль...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC